Идиотские заметки

Рубрика: книги

Про то, как читать бизнес-книжки

Ваш отзыв

Давеча надумал мысль, что бизнес-книжки – это совсем не то же самое, что художественная литература (хотя нам иногда и пытаются отчаянно это впарить).

Как и все прочие профессиональные (читай, про менеджмент и бизнес, а также программирование, самогоноварение и проч.) книжки, их нужно читать строго как учебники. А именно. Прочитал – сделал. Если есть упражнение – выполнил упражнение. Если нет упражнения – придумал его сам и обратно выполнил. Только так.

Автор: neubitiy

18 Дек 2008 в 0:25

Рубрика: книги

Метки: , ,

Про Дарси Резака и его позитивный networking

Отзывов (7)

Давеча Серый ни с того, ни с сего всучил мне свою визитку. Хотя знакомы мы уже лет десять. Больше того, вместе с визиткой всучил книжку некоего Дарси РезакА. Я сначала подивился – с каких это пор Серый читает всяких блатных писателей (см. Санни Красный, Санни Ч0рный, Манька-облигация и проч.). Потом прищурился и разглядел, что Дарси никакой не Резак, а РЕзак. Стало быть, очередной бизнес-писатель. Смешные у них американские фамилии. Потом маленько полистал книжку.

Начинается книжка на «позитиве» (это важно). Некий субчик, стоя в очереди в театр, вдруг слышит испанскую речь. Оказывается, какой-то латинос приехал в США, а вот с английским у него плоховато. Наш субчик полиглот и неплохо спикает по-гишпански, поэтому, движимый благородным порывом, объясняет незадачливому туристу, где тот находится, и как ему проехать в нужное место. По ходу разговора выясняется, что они, оказывается, работают в одной конторе, и это – ажно босс его босса. Или что-то вроде того. Короче, очень важный забугорный начальник.

А еще через пару месяцев наш герой уже сделал очередной рывок по карьерной лестнице. Ессно, благодаря тому разговору. Вот что значит оказаться в нужное время в нужном месте.

Непонятно, правда, как такой важный начальник, пускай и из Южной Америки, не знает английского языка. Даже я, в нашей большой деревне, и то сызмальства обучен.

Интересна интерпретация авторов. Вот человек помог бескорыстно и бац – получил от жизни подарок. Это и называется «позитивный networking».

Подход ясен? Делайте добро, и оно к вам вернется в виде карьерного роста, новых контрактов, а главное – денег! Один только вопрос – при чем тут бескорыстие? Я лично не понял.

По мне, так лучше бы прямо и назвали книжку – как создавать связи. По крайней мере, ясно, к чему стремимся. А то – благотворительность, позитив, нетворкин.

Главным оружием мастера всяческих связей является визитная карточка. Носить их надо не меньше семи (это такое магическое число?), строго в коробочке. Сами визитки, говорит, заказывайте у дизайнера. Они должны быть читабельными и приятными на ошшупь.

Еще Дарси в обязательном порядке советует прикупить себе сканер для визиток. О данном дивайсе слышу впервые, пришлось даже залезть в тырнет и поискать. Чего только буржуи не придумают! Однако, за дивайсы заряжают от 100 до 500 зеленых рублей. А у нас в деревне про такие знать – не знают. У меня эвон даже визиток нет, такой дремучий. Хотел нарезать стопку листов хорошей писчей бумаги и накалякать на каждом свои имечко и телефон. Девкам, думаю, буду на танцах по четвергам раздавать на нашей сельской дискотеке.

Однако, вовремя вспомнил автора и остановился. Обратно, думаю, меня и так все наши девки знают.

Про энтого Дарси Резака слыхал, что книжка его – чистой воды замануха. Как ведь бывает: сначала читаешь книжку, ждешь открытий. Вроде книжку прочитал – а открытий сделал не особо много. Знай, мол, себе, носи визитки и раздавай каждому встречному-поперечному. Авось кривая вывезет, и наткнешься на кого-нибудь стоящего.

Начинаешь думать – может, я тупой? Ан нет, просто надо после прочтения книжки срочно записываться к Дарси на семинар. Там Дарси полностью сорвет покровы и раскроет ВСЕ свои секреты «позитивного» networking. Короче, готовьте деньги, господа!

Такая же хула ходит и в отношении отца Киосакия, в миру — Роберт Кийосаки или Киосаки.

Если кто еще не читал отца Киосакия, расскажу, что он тоже маститый писака, и налабал не менее пяти книг про свое детство и двух отцов – родного, с двумя высшими образованиями, т.н. «бедного папу», и отца своего друга, которого образовала улица, т.н. «богатого папу». Родной папа всю жизнь тянул лямку учителя и был по уши в долгах. Чужой папа – тот строго наоборот – крутил свой бизнес и к концу жизни стал самым богатым человеком на Гавайях. Впрочем, думаю, что про него все знают только, что он богатый папа самого Роберта.

Так вот, все книжки на 80% пересекаются между собой (прям как автомобили фольцкваген), а все замечательные мысли можно выписать на один формат А4. Кроме того, во всех книжках Киосакий жестко пиарит свою игру «Денежный поток» во всех вариациях. Это составляет оставшиеся 20% книги. Собственно, следующим шагом после прочтения должна стать покупка этой замечательной игры. Игра, само собой, стоит намного дороже книжки. Ну и опыт должна дать тоже бесценный.

(Кстати, для тех, кто заинтересовался – все книжки японоамериканца Киосакия выложены в электрическом виде вот здесь. Игру в электронном виде можно со свистом скачать с торрентов или с осла – ищите Cash Flow 101 и Cash Flow 202. Нас, гусских, на деньги развести сложно!)

Я наткнулся на эту книжку случайно, когда только уволился из армии. И мне импонировало то, что Киосакий тоже служил! В принципе, он пишет правильные вещи, если не сильно на этом зацикливаться. Например, с постулатом, что средний класс постоянно все больше и больше залазит в долги – согласен на 100%. Вижу вокруг своими глазами.

Впрочем, про отца Киосакия и про то, как мы с Серым пытались по нему жить, в другой раз.

Дарси Резак. Связи решают все. Бизнес-сказка о Царевне-лягушке на Озоне

Читать здесь.

Автор: neubitiy

27 Авг 2008 в 21:27

Про «Great Boss, Dead Boss»

Один отзыв

Опять ты какого-то еврея читаешь, говорит сестра. Ну конечно! Кто же, как не еврей, может толково рассказать про деньги в целом и бизнес в частности? А тем более американский!

Например, мой дед, носивший характерную фамилию Моргун, всю жизнь ждал телеграмму от американских родственников, носящих такую же характерную фамилию – Морган. Ну или хотя бы часть наследства. Так и не дождался. Итак.

Рэй Иммельман. «BOSS: бесподобный или безполезный?»

Книжку Рэй написал по классическим канонам американской книжки про бизнес – то есть в жанре истории. Теперь такие называют «бизнес-роман».

Как водится, в книжке имеется один молодой, но очень перспективный менеджер Грэг (назовем его условно Ученик) и немолодой, опытный, состоявшийся абсолютно во всем бизнесмен Батч (назовем его условно Гуру). В течение всего повествования ученик ищет ответы на свои нелегкие жизненные вопросы, а гуру, цедя через зубы Истину (в данном случае Истину Бизнеса), ему помогает.

Как водится, идею книги можно уместить в один формат А4, но чтобы было интересней – и прибыльней для автора! – она размазывается аж на триста с лишним страниц. Состоит идея вот в чем. Люди по своей сути недалеко ушли от первобытно-общинного строя и в повседневной жизни копируют модель поведения «племени». «Племя» надо взять в кавычки, поскольку под этим словом у автора понимается некая идеальная форма организации людей, которые живут вместе, сплочены одной идеей, исповедуют одни и те же принципы, имеют справедливый суд, демократическую составляющую (а как же без нее), своих врагов, свои символы и ритуалы и проч.

В течение всей книги ученик ищет 23 волшебных характеристики СИЛЬНОГО племени. Каждая новая характеристика открывает ему новые способы управления компанией. Иначе говоря, ученик создает свое сильное племя.

Вот они, эти волшебные слова:

  1. У сильного племени должен быть ОБЩИЙ ВРАГ.
  2. У сильного племени есть свои СИМВОЛЫ.
  3. Сильное племя наделяет все свои кланы внутренним сходством.

Остальные позже.

Открытия даются ученику с трудом, через бизнес-испытания и бизнес-невзгоды. Ему противостоит коллектив, давит руководство, мешает нанятый сторонний консультант, горит оборудование, дома хотят видеть мужа и папу жена и малые дети. Так недалеко и до диабета.

Гуру тоже хорош — не спешит помочь мудрым советом. Только выслушивает Грэга, задает наводящие вопросы и ждет, чтобы тот сам догадался. Это, кстати, целиком и полностью одобряю. Потому что, с моего опыта,
Заканчивается книжка в духе всех подобных книг. А именно: к Грэгу, которому уже впору мерять штаны гуру, подтягивается очередной молодой лошок с целым ворохом проблем. И все закручивается по новой.

Что сказать про книжку? Несмотря на все вышесказанное, прочитать стоит. Я, например, как только прочел – так на следующий день на работе прямо все и наблюдал воочию. И падение авторитета племени, и угрозы выживания, и символ победы – ну все прям как по-писаному.

Мое почтение. Рэй – молодец.

Update: А переводится-то как! Хороший начальник — мертвый начальник.

Читать здесь.

«BOSS: бесподобный или бесполезный» на Озоне

Автор: neubitiy

20 Авг 2008 в 8:16

Любовь к жизни

Ваш отзыв

В это утро она была прекрасней, чем всегда. Волосы спадали по обе
стороны ее лица, а шея, белее снега, мерцала за мехом одежды. Ласково
поцеловала она Гавейна и упрекнула его:
— Вы, верно, сделаны из самого льда, что принимаете всего лишь только
поцелуй! Или это потому, что в Камелоте вас ждет леди?
— Нет еще такой леди, — серьезно ответил Гавейн, — которой я отдал бы
мою любовь. Но не могу отдать ее и вам, ибо у вас уже есть лорд — намного
более благородный рыцарь, чем я.
— Но в этот последний день мы можем любить друг друга, — сказала она. -
И тогда до конца моей жизни я буду вспоминать, что Гавейн держал меня в
своих объятиях.
— Нет, во имя моей клятвы рыцарства и славы логров я не могу так
поступить, ибо это было бы постыдно.
Тут она упрекала его и умоляла, но он учтиво отклонял ее слова. Наконец
она ласково вздохнула и поцеловала его во второй раз, говоря:
— Сэр Гавейн, вы истинный рыцарь, благороднейший из всех живших и
живущих. Я дарю вам зеленый шнурок из моего пояса. Носите его в мою честь.
— Увы, — ответил Гавейн, — я не могу быть вашим рыцарем, и мне нельзя
носить знак вашего расположения.
— Мой подарок, — сказала леди, — вы можете носить тайно. Возьмите его,
ибо у шнурка есть волшебная сила: пока человек носит его, он не может быть
убит, даже всей силой магии на земле.
Это оказалось слишком большим искушением для Гавейна, и, помня о
тяжелом испытании, ждущем его на следующий день, он взял шнурок и обещал
никогда не раскрывать этой тайны. Тут леди поцеловала Гавейна в третий раз
и быстро удалилась.
В этот вечер хозяин замка вернулся с охоты со шкурой одной лисицы. В
ярко освещенной зале, где ласково светился камин и столы были богато
накрыты к ужину, Гавейн весело встретил его.
— Сегодня я первым отдам свои трофеи! — И торжественно поцеловал
хозяина замка три раза.
— Клянусь честью, — вскричал тот, — вы хороший купец: подарили мне три
таких поцелуя, а я могу дать вам в обмен только плохую лисью шкуру!
Тут со смехом и шутками сели они за пир и были веселее в этот вечер,
чем в любой другой. Но Гавейн ни слова не сказал о зеленом шнурке.

Приключения Короля Артура и рыцарей Круглого Стола (самое первое приключение)

Автор: neubitiy

28 Июл 2005 в 19:30

Рубрика: книги

Метки:

Метро. Дмитрий Глуховский. Мне понравилось.

Ваш отзыв

Вот я тебе предложу сейчас маленькую теорию, а ты сам посмотри, подходит ли она к твоей жизни. Мне так кажется, что жизнь, конечно, пустая, и смысла в ней в целом нет, и нет судьбы, то есть такой определённой, явной, так чтобы родился – и всё, уже знаешь: моя судьба – быть там, космонавтом, или, скажем балериной, или погибнуть во младенчестве, хотя это, конечно, хуже. Нет, не так. Когда живёшь сквозь отведённое время… как бы это объяснить…
Может случиться, что происходит с тобой какое-то событие, которое заставляет тебя совершать определённые поступки и принимать определённые решения, причём у тебя есть свободный выбор – хочешь, сделай так, хочешь, этак. Но если ты примешь правильное решение, то дальнейшие вещи, которые с тобой будут происходить – это уже будут не просто случайные, как ты выражаешься, события… Они будут обусловлены тем выбором, который ты сделал. Я не имею ввиду, что если ты решил жить на Красной Линии до того, как она стала красной, тебе оттуда уже никуда не деться, и вещи с тобой будут происходить соответственные, я говорю о более тонких материях. Но в-общем, если ты опять встал на перепутье и опять принял нужное решение, потом перед тобой встанет выбор, который тебе уже не покажется случайным, если ты, конечно, догадаешься и сумеешь осмыслить его. И твоя жизнь перестанет постепенно быть просто набором случайностей, она превратится… в сюжет, что ли, всё будет соединено некими логическими, не обязательно прямыми связями, и вот это и будет твоя судьба. На определённой стадии, если ты достаточно далеко зашёл по своей стезе, твоя жизнь настолько превращается в сюжет, что с тобой начинают происходить странные, необъяснимые с точки зрения голого рационализма или твоей теории случайных событий вещи. Но зато они будут очень хорошо вписываться в логику сюжетной линии, в которую теперь превратилась твоя жизнь. То есть судьбы просто так не бывает, к ней надо прийти, и если события в твоей жизни соберутся и начнут выстраиваться в сюжет, тогда тебя может забросить в такие дали… Самое интересное, что сам человек может и не подозревать, что с ним это происходит, или представлять себе происходящее в корне неверно, пытаться систематизировать события в соответствии со своим мировоззрением. Но у судьбы — своя логика.

Это даже не теория, а реальная действительность. Аболютно точно.

Автор: neubitiy

19 Май 2005 в 19:29

Рубрика: книги

Метки:

Current book

Ваш отзыв

Придумал еще тему: Current book. Как-то более определенно отражает текущий момент.
В течение августа current books: Александр Солженицы — «Двести лет вместе», Антон Палыч Чехов — рассказы, Василь Быков — повести, Морис Палеолог (французский посол в России 1913-1917 гг.) — «Царская Россия накануне революции».

Current book — Джеймс Джойс — «Улисс». Пять лет назад я прочитал две страницы этой книги, после чего отложил. Сегодня уже не то. Но для понимания этой книги требуется, как минимум, прочитать «Одиссею» Гомера, а лучше и «Илиаду». Т.ч. возможно отложу. Но по первому впечатлению — очень нравится. Вот, например:

- А кто отгадает загадку? — спросил Стивен.
Они распихивали учебники, падали карандаши, шуршали страницы. Сгрудившись вместе, защелкивали и затягивали ранцы, разом весело тараторя:
- Загадку, сэр? Давайте я, сэр.
- Я, дайте я, сэр.
- Какую потрудней, сэр.
- Загадка такая, — сказал Стивен.
Кочет поет.
Чист небосвод.
Колокол в небе
Одиннадцать бьет.
Бедной душе на небеса
Час улетать настает.

- Отгадайте, что это.
- Чего-чего, сэр?
- Еще разок, сэр. Мы не расслышали.
Глаза их расширились, когда он повторил строчки. Настала пауза, а поом Кокрейн попросил:
- Скажите отгадку, сэр. Мы сдаемся.
Стивен, чувствуя подкативший к горлу комок, ответил:
- Это лис хоронит свою бабку под остролистом.
Нервически рассмеявшись, он встал, и эхом ему нестройно раздались их возгласы разочарования.

Вот так.

Автор: neubitiy

14 Сен 2003 в 19:53

Рубрика: книги

Метки:

Человек — определение по малому словарю Брокгауза и Ефрона

Ваш отзыв

Человек (Homo sapiens), в зоологическом отношении составляет отдельное семейство отряда приматов (обезьяны и Ч), класса млекопитающих. Имея одинаковое строение скелета с узконосыми обезьянами Старого Света, Ч. отличается от них преобладанием развития лицевой части головы перед черепной, большим объемом мозговой коробки и мозга, сомкнутым без пробелов рядом зубов, ограниченным волосяным покровом; у обезьян передние конечности длиннее задних, у человека — наоборот. Вместе с вертикальным положением туловища наибольшего развития достигают ноги. В психическом отношении Ч. отличается способностью членораздельной речи, рассудком и разумом, моральным и религиозным чувствами. Вопрос об эпохе появления Ч. на земле остается невыясненным. До сих пор не найден ни один человеческий скелет, достоверно принадлежащий к третичному периоду. Наиболее древние остатки ископаемой человеч. расы, значительно отклоняющейся по своему строению от современных, представляет так наз. неандертальский череп (найденный в 1859 ок. Дюссельдорфа в дилювиальных отложениях), из ископаемых обезьян ближе других по строению к человеч. скелету стоит Pinthecantropus; мысль о существовании в как.-либо геологич. эпохе общего родоначальника Ч. и обезьян не подтвердилась до сих пор. О человеческих расах, см. Расы и Череп.

Автор: neubitiy

17 Июл 2003 в 19:49

Рубрика: книги

Метки:

Всю смерть в себе носить еще до жизни

Ваш отзыв

Когда придет зима, деревья жизни?
Мы не едины. Нам бы поучиться
У перелетных птиц. Но слишком поздно
Себя мы вдруг навязываем ветру
И падаем на безучастный пруд.
Одновременно мы цветем и вянем.
А где-то ходят львы, ни о каком
Бессилии не зная в блеске силы.

А нам, когда мы ищем единенья,
Другие в тягость сразу же. Вражда
Всего нам ближе. Любящие даже
Наткнутся на предел, суля себе
Охотничьи угодья и отчизну.

Эскиз мгновенья мы воспринимаем
На фоне противоположности.
Вводить нас в заблужденье не хотят.
Нам неизвестны очертанья чувства, -
Лишь обусловленность его извне.
Кто не сидел, охваченный тревогой,
Пред занавесом сердца своего,
Который открывался, как в театре,
И было декорацией прощанье.
Нетрудно разобраться. Сад знакомый
И ветер слабый, а потом танцовщик.
Не тот. Довольно. Грим тут не поможет.
И в гриме обывателя узнаешь,
Идущего в квартиру через кухню.
Подобным половинчатым личинам
Предпочитаю цельных кукол я.
Я выдержать согласен их обличье
И нитку тоже. Здесь я. Наготове.
Пусть гаснут лампы, пусть мне говорят:
«Окончился спектакль», пускай со сцены
Сквозит беззвучной серой пустотой,
пусть предки молчаливые мои
Меня покинут. Женщина. И мальчик
С косыми карими глазами, пусть…
Я остаюсь. Тут есть на что смотреть.

Не прав ли я? Ты тот, кто горечь жизни
Из-за меня вкусил, отец мой, ты
Настоем темным долга моего
Упившийся, когда я подрастал,
Ты, тот, кто будущность мою вкушая,
испытывал мой искушенный взгляд, -
Отец мой, ты, кто мертв теперь, кто часто
Внутри меня боится за меня,
Тот, кто богатство мертвых, равнодушье
Из-за судьбы моей готов растратить,
Не прав ли я? Не прав ли я, скажите,
Вы, те, кто мне любовь свою дарили,
Поскольку вас немного я любил,
Любовь свою мгновенно покидая,
Пространство находя в любимых лицах,
Которое в пространство мировое
Переходило, вытесняя вас…
По-моему, недаром я смотрю
Во все глаза на кукольную сцену;
Придется ангелу в конце концов
Внимательный мой взгляд уравновесить
И тоже выступить, сорвав личины.
Ангел и кукла: вот и представленье.
Тогда, конечно, воссоединится
То, что раздваивали мы. Возникнет
Круговорот вселенский, подчинив
Себе любое время года. Ангел
Играть над нами будет.
Мертвецы,
пожалуй, знают, что дела людские -
Предлог и только. Все не самобытно.
По крайней мере, в детстве что-то сверх
Былого за предметами скрывалось,
И с будущим не сталкивались мы.
Расти нам приходилось, это верно,
Расти быстрее, чтобы угодить
Всем тем, чье достоянье — только возраст,
Однако настоящим в одиночку
Удовлетворены мы были, стоя
В пространстве между миром и игрушкой,
На месте том, что с самого начала
Отведено для чистого свершенья.
Кому дано запечатлеть ребенка
Среди созвездий, вверив расстоянье
Его руке? Кто слепит смерть из хлеба, -
Во рту ребенка кто ее оставит
Семечком в яблоке?.. Не так уж трудно
Понять убийц, но это: смерть в себе,
Всю смерть в себе носить еще до жизни,
Носить, не зная злобы, это вот
Неописуемо.

(Рильке, Четвертая элегия)

Автор: neubitiy

16 Июн 2003 в 19:38

Рубрика: книги

Метки: ,

12 приемов литературной полемики от К.Чапека

Ваш отзыв

Вступление автора

Это краткое руководство рассчитано не на участников полемики, а на
читателей, чтобы они могли хотя бы приблизительно ориентироваться в
приемах полемической борьбы. Я говорю о приемах, но никак не о правилах,
потому что в газетной полемике в отличие от всех других видов борьбы -
поединков, дуэлей, драк, побоищ, схваток, матчей, турниров и вообще
состязаний в мужской силе, нет никаких правил — по крайней мере у нас. В
классической борьбе, например, не допускается, чтобы противники ругались
во время состязания. В боксе нельзя нанести удар по воздуху, а потом
заявить, что противник нокаутирован. При штыковой атаке не принято,
чтобы солдаты обеих сторон клеветали друг над друга — это делают за них
журналисты в тылу.

Но все это и даже гораздо большее — совершенно нормальные явления в
словесной полемике, и трудно было бы отыскать что-либо такое, что знаток
журнальных споров признал бы недозволенным приемом, неведением боя,
грубой игрой, обманом или неблагородной уловкой. Поэтому нет никакой
возможности перечислить и описать все приемы полемической борьбы;
двенадцать приемов, которые я приведу, — это лишь наиболее
распространенные, встречающиеся в каждом, даже самом непритязательном
сражении в печати. Желающие могут дополнить их дюжиной других.

1. Despicere (смотреть свысока — лат.), или прием первый.
Состоит в том, что участник диспута должен дать почувствовать противнику
свое интеллектуальное и моральное превосходство, иными словами, дать
понять, что противник — человек ограниченный, слабоумный, графоман,
болтун, совершенный нуль, дутая величина, эпигон, безграмотный мошенник,
лапоть, плевел, подонок и вообще субъект, недостойный того, чтобы с ним
разговаривали. Такая априорная посылка дает вам затем право на тот
барский, высокомерно-поучающий и самоуверенный тон, который неотделим от
понятия «дискуссия». Полемизировать, осуждать кого-то, не соглашаться и
сохранять при этом известное уважение к противнику — все это не входит в
национальные традиции.

2. Прием второй, или Termini (терминология — лат.).
Этот прием заключается в использовании специальных полемических
оборотов. Если вы, например, напишете, что господин Икс, по вашему
мнению, в чем-то неправ, то господин Икс ответит, что вы «вероломно
обрушились на него». Если вы считаете, что, к сожалению, в чем-то не
хватает логики, то ваш противник напишет, что вы «рыдаете» над этим или
«проливаете слезы». Аналогично этому говорят «брызжет слюной» вместо
«протестует», «клевещет», вместо «отмечает», «обливает грязью» вместо
«критикует», и так далее. Будь вы даже человек на редкость тихий и
безобидный, словно ягненок, с помощью подобных выражений вы будете
наглядно обрисованы как субъект раздражительный, сумасбродный,
безответственный и отчасти ненормальный. Это, кстати, само собой
объяснит, почему ваш уважаемый противник обрушивается на вас с такой
горячностью: он просто защищается от ваших вероломных нападок, ругани и
брани.
3. Прием третий известен под названием Caput canis (здесь: приписывать
дурные качества — лат.).
Состоит в искусстве употреблять лишь такие выражения, которые могут
создать об избиваемом противнике только отрицательное мнение. Если вы
осмотрительны, вас можно назвать трусливым; вы остроумны — скажут, что
вы претендуете на остроумие; вы склонны к простым и конкретным доводам -
можно объявить, что вы посредственны и тривиальны; у вас склонность к
абстрактным аргументам — вас выгодно представить заумным схоластом, и
так далее. Для ловкого полемиста попросту не существует свойств, точек
зрения и душевных состояний, на которые нельзя было бы наклеить ярлык,
одним своим названием разоблачающий поразительную пустоту, тупость и
ничтожество гонимого противника.

4. Non habet (здесь: констатировать отсутствие — лат.), или прием
четвертый.
Если вы серьезный ученый, над вами легко одержать победу с помощью
третьего приема, заявив, что вы тугодум, болтливый моралист, абстрактный
теоретик или что-нибудь в этом роде. Но вас можно уничтожить и прибегнув
к приему Non habet. Можно сказать, что вам не хватает тонкого остроумия,
непосредственности чувств и интуитивной фантазии. Если же вы окажетесь
именно непосредственным человеком, обладающим тонкой интуицией, вас
можно сразить утверждением, что вам недостает твердых принципов, глубины
убеждений и вообще моральной ответственности. Если вы рассудочны, то вы
ни на что не годитесь, так как лишены глубоких чувств, если вы обладаете
ими, то вы просто тряпка, потому что вам не хватает более высоких
рациональных принципов. Ваши подлинные свойства не имеют значения -
нужно найти, чего вам не дано, и втоптать вас в грязь, отправляясь от
этого.

5. Пятый прием называется Negare (здесь: отрицать наличие — лат.)
Cостоит в простом отрицании всего вашего, всего, что вам присуще. Если
вы, к примеру, ученый муж, то можно игнорировать этот факт и сказать,
что вы поверхностный болтун, пустозвон и дилетант. Если вы в течение
десяти лет упорно твердили, что (допустим), верите в чертову бабушку или
Эдисона, то на одиннадцатом году о вас можно заявить в полемике, что
никогда еще вы не поднимались до позитивной веры в существование
чертовой бабушки или Томаса Альвы Эдисона. И это сойдет, потому что
непосвященный читатель ничего о вас не знает, а посвященный испытывает
чувство злорадства от сознания, что у вас отрицают очевидное.

6. Imago (здесь: подмена — лат.) — шестой прием.
Заключается в том, что читателю подсовывается некое невообразимое
чучело, не имеющее ничего общего с действительным противником, после
чего этот вымышленный противник изничтожается. Например, опровергаются
мысли, которые противнику никогда и не приходили в голову и которых он,
естественно, никогда не высказывал; ему показывают, что он болван и
глубоко заблуждается, приводя в примеры действительно глупые и ошибочные
тезисы, которые, однако, не принадлежат ему.

7. Pugna (избиение — лат.) — прием, родственный предыдущему.
Он основан на том, что противнику или концепции, которую он защищает,
присваивают ложное название, после чего вся полемика ведется против
этого произвольно взятого термина. Этим приемом пользуются чаще всего в
так называемых принципиальных полемиках. Противника обвиняют в
каком-нибудь непотребном «изме» и потом разделываются с этим «измом».

8. Ulises (Улисс (Одиссей) — символ хитрости — лат.) — прием восьмой.
Главное в нем — уклониться в сторону и говорить не по существу вопроса.
Благодаря этому полемика выгодно оживляется, слабые позиции маскируются
и весь спор приобретает бесконечный характер. Это также называется
«изматывать противника».

9. Testimonia (свидетельства — лат.).
Этот прием основан на том, что иногда удобно использовать ссылку на
авторитет (какой угодно), например, заявить — «еще Пантагрюэль говорил»
или «как доказал Трейчке». При известной начитанности на каждый случай
можно найти какую-нибудь цитату, которая наповал убьет противника.

10. Quousque… (доколе… — лат.)
Прием аналогичен предыдущему и отличается лишь отсутствием прямой ссылки
на авторитет. Просто говорят: «Это уже давно отвергнуто», или «Это уже
пройденный этап», или «Любому ребенку известно», и так далее. Против
того, что опровергнуто таким образом, не требуется приводить никаких
новых аргументов. Читатель верит, а противник вынужден защищать «давно
опровергнутое» — задача довольно неблагодарная.

11. Impossibile (здесь: нельзя допускать — лат.).
Не допускать, чтобы противник хоть в чем-нибудь оказался прав. Стоит
признать за ним хоть крупицу ума и истины — проиграна вся полемика. Если
иную фразу нельзя опровергнуть, всегда еще остается возможность сказать:
«Господин Икс берется меня поучать…», или «Господин Икс оперирует
такими плоскими и давно известными истинами, как его «открытие…», или
«Дивись весь мир! Слепая курица нашла зерно и теперь кудахчет, что…».
Словом, всегда что-нибудь да найдется, не так ли?

12. Jubilare (торжествовать — лат.).
Это один из наиболее важных приемов, и состоит он в том, что поле боя
всегда нужно покидать с видом победителя. Искушенный полемист никогда не
бывает побежден. Потерпевшим поражение всегда оказывается его противник,
которого сумели «убедить» и с которым «покончено». Этим-то и отличается
полемика от любого иного вида спорта. Борец на ковре честно признает
себя побежденным; но, кажется, ни одна еще полемика не кончалась
словами: «Вашу руку, вы меня убедили».

Существует много иных приемов, но избавьте меня от их описания; пусть уж
литературоведы собирают их на ниве нашей журналистики.

К. Чапек

Автор: neubitiy

25 Апр 2003 в 17:49

Рубрика: книги

Метки:

Человек — определение по словарю Даля

Ваш отзыв

ЧЕЛОВЕК м. каждый из людей; высшее из земных созданий, одаренное разумом, свободной волей и словесною речью. Побудка (инстинкт) животного, соединенье низшей степени рассудка и воли, заменяет ему дары эти, разрозненные в человеке и даже вечно спорящие между собою — это сердце и думка. Высшая степень человечности была бы та, где разум и воля слились бы в одно, сознательно во всем согласуясь взаимно. Как животное отличается от растенья осмысленною побудкою и образует особое царство, так и человек отличается от животного разумом и волей, нравственными понятиями и совестью и образует не род и не вид животного, а царство человека. Посему нередко человек значит существо, достойное этого имени. Человек плотский, мертвый едва отличается от животного, в нем пригнетенный дух под спудом; человек чувственный, природный признает лишь вещественное и закон гражданский, о вечности не помышляет, в искус падает; человек духовный, по вере своей, в добре и истине; цель его — вечность, закон — совесть, в искусе побеждает; человек благодатный постигает, по любви своей, веру и истину; цель его — царство Божие, закон — духовное чутье, искушенья он презирает. Это степени человечества, достигаемые всяким по воле его. || Служитель, прислуга, лакей или комнатный. Эй, человек, подай, трубку! Человек Божий, пророк, избранец. Божий человек, святой, праведной жизни; || юродивый, божевольный. Алексея Божьего человека, праздн. 17 марта, Алексея теплого, Алексея-с-гор-вода, либо: Алексея пролей кувшин. С гор вода, а рыба со стану (с зимовья). На Алексея теплого доставай ульи (южн.). Покинь сани, сряжай телегу. Сани на поветь. Каковы на Алексея ручьи (большие или малые), такова и пойма. День гусиных боев, спускают гусаков. Эка человечка Бог дал, дрянного человечишка! Человечек весь с надолбу. Человечища в сажень. Это человечища, выродок, изверг. || Человечек, в глазу, зрачок, зенко, зеница, зорок, мальчик, потому что в чужом зрачке видишь себя будто бы в толстом зеркале. Людей много, да человека нет. Человек по-своему, а Бог по-своему. Людей-то много, да человека нет. Все мы люди, все человеки. Что ты человек, то и я. Не человек, а беремя пустяков. Человек по сердцу — половина венца. На живого человека никто не угодит. Человек не скотина — недолго испортить. Человек не для себя родится (для Бога и людей). Блажен человек, иже и скоты милует. Не с богатством жить, а с человеком. Веревка крепка с повивкой, а человек с помощью. Божеское не от человека, а человек от Бога. Гора с горой не сходится, а человек с человеком сходится. Обознаться в человеке — к свадьбе или к покойнику. Человека не пощажу, а тебя достану (говорит Бог диаволу, поражая его громовой стрелой). Человечий, человеческий, к человеку относящ., ему свойственный. Человечий образ, — вид, — облик. Образ человечий, а думка скотская. Человечьего голосу не услышишь, об одиночестве. Речи человечьи, да дела дьявольские. Сын человеч, Христос, Спаситель. Человечий род делится на пять главных племен, по частям света. Грешить — это дело человеческое, а коснеть во грехе — дьявольское. Посрамляет Бог суды человеческие. Человек-смерть, оборотень, олицетворяющий повальные болезни, чуму и пр. Человеческое, человечное обращенье с кем, достойное человека, людское, милосердое, противопол. жестокое, бесчеловечное. || Человечный, новг. ниж. каз. рослый и плотный, видный собою, мужественный, молодец, ражий. Он чел’эшный мужик, и баба его чел’эшна. Человечность, состоянье человечного, человеческого. Человечество ср. все люди вместе взятые. Все человечество подпало человеческим слабосотям. Грубость нравов — упрек человечеству. || Добрые свойства и природа людей, милосердие, любовь к ближнему, сочувствие. В нем нет человечества, людскости. Челядь, чадь ж. собират. (от чадо?) домочадцы, слуги, прислуга, работники, дворовые люди. Верный строитель (домострой) и мудрый, его же поставит Господь над челядию своею, Лук. До молотьбы далеко, а челядь корми. Челядин, челядинец, челядник м. домочадец, слуга, работник; челядинка, челядница, челядка ж. то же. Челядник, вор. тамб. сар. и поныне работник, батрак, казак, наймит, слуга. Отрепьев был у Сендомирского за челядника, Котошихин. Не оставихом у него ни челядина, Духовн. Мономаха. Челядный, к челяди относящ. || Челядно, вор. снежно? Челядня ж. изба для дворовых, людская, застольная, черная. || Новг. твер. большая семья. В Словаре Академии, где вообще собрано все, без разбору и поверки, много слов писано так, будто корень их от чело, а объяснений нет никаких, напр. челоуха вм. целуха; чело и челось вм. чаял, чаялось; чёлый вм. целый, челизна вм. целизна; челиться вм. чалиться и пр. Понаслышке и по произношенью нельзя так коверкать языка. Человековидный, человекообразный, человечный, человеческий по образу, внешности. Человекогубительное пьянство. Человекогубец, человекогубитель, душегубец. Человеколюбие, любовь к ближнему, состраданье, милосердие. Человеколюбный, человеколюбивый государь. Нет супротив Бога человеколюбца! Человеконенавиденье, ненависть и злоба на всех. Человеконенавистник, человеконенавистница, злой враг человечества. Всяк ненавидяй брата своего человекоубийца есть, Иоан. Ересь хлыстов и скопцов основана на человекопоклонении, они — человекопоклонники. Всякий враг истины — человекоубийца. Человекоугодие, человекоугожденье, лицемерие, потворство людям, из своих видов. Человекоугодная лесть. Человекоугодник, человекоугодница, пролаза, льстец. Песию главу имеяше, от страны человекоядец (человекоядцев), Пролог, 9 мая, из людоедов.

Автор: neubitiy

17 Мар 2003 в 19:45

Рубрика: книги

Метки: